Немецкая история

Posted under by admin on Четверг 22 Сентябрь 2011 at 12:35 дп

Третий рейх, 1939-40

  10 и 11 мая 1940 года, между бельгийским Льежем и голландским Маастрихтом произошел эпизод, золотыми буквами вписанный во все учебники воздушно-десантных войск: группа из 85 стрелков и саперов высадилась из планеров на крышу форта Эбен-Эмаэль и после 30-тичасового боя вынудила сдаться гарнизон в 1200 человек.

Соотношение сил выглядит фантастическим, но такой исход боя вовсе не случаен. Наступление на Францию в обход «линии Мажино» через Бельгию, Голландию и Люксембург немцы начали готовить еще осенью, как только закончились боевые действия в Польше. Тогда и стало ясно, что форт, блокирующий мосты через канал Альберт, имеет возможность надолго задержать продвижение 6-й немецкой армии и тем самым сорвать весь план блицкрига. Немецкие штабы ломали голову над практически неразрешимой задачей: сколько артиллерии, пехоты, бомбардировщиков и саперов потребуется сосредоточить против громадного и новейшего (Форт имел треугольную форму со сторонами 900, 900 и700 метрови был построен в 1932 году) по тем временам бетонного сооружения , вооруженного 120-мм и 75-мм орудиями в броневых башнях, 60-мм противотанковыми пушками и тяжелыми пулеметами, гарнизон которого мог перемещаться по внутренним туннелям. Однако форт имел одно слабое место: с воздуха его защищали всего 8 пулеметов…

А за три года до этих событий в ежегоднике Министерства Национальной Обороны Франции было опубликовано извлеченное из архивов «Наставление по обучению легкой пехоты ближнему бою в городских условиях», составленное еще в 1881 году майором Марком Абелем Дюруа, в котором подробно описывалась методика использования «краскометов» и были приведены некоторые технические подробности. Французы посчитали публикацию не более, чем историческим курьезом, но немцы, внимательно следившие за всей военной периодикой в Европе, и предвидевшие значимость стремительных действий штурмовых и десантных групп на ключевых участках, отнеслись к этому документу куда как серьезнее.

В порядке эксперимента по заказу Генерального Штаба «Саксонский Гидравлический и Пневматический Завод» (Sachen Pneumatic und Hidraulic Werke, SPHW), расположенный недалеко от Дрездена в местечке Гросстимиг, изготовил опытные образцы по описанию из «Наставления». Инженеры завода произвели необходимую модернизацию маркера, устранив многие конструктивные недочеты французской модели — лишние переходные элементы, прокладки, устаревшие материалы. В 1938-39 гг. для имитации автоматического оружия группа инженера Циммермана разработала модель Sachengewehr — «саксонское ружье» — с параллельной компоновкой и подачей шаров из вертикального подпружиненного магазина. В качестве источника газа был использован серийный одноразовый углекислотный баллон, который предназначался для моментальной накачки авиационных спасательных лодок. Такого баллона хватало на 200-250 выстрелов, что примерно совпадало с носимым боекомплектом автоматчика. Первые шары были произведены по французскому рецепту, однако и тут новые технологии взяли свое — на фармацевтическом «народном предприятии» Бауэр в Лейпциге их стали делать из желатина с наполнением из краски типа гуаши. Таким образом, практически по всем основным параметрам изделие SPHW было современным маркером. Они были опробованы в конце сентября 1939 года на полигоне под Магдебургом. На пробах присутствовали офицеры штурмовых групп, в частности, гауптман (капитан) Вальтер Кох, при этом новшество было принято весьма прохладно.

Так бы все и закончилось, если не Эбен-Эмаэль. Дело в том, что идея высадки на форт десанта с планеров относилась к числу «личных идей фюрера», а раз так, то она приобретала силу закона и должна была быть исполнена на высочайшем уровне, невзирая на затраты. Взятие форта было поручено подразделению упомянутого гауптмана В.Коха (Sturmabteilung Koch), из рядов которого была отобрана десантно-штурмовая группа «Гранит» — 85 человек под командой лейтенанта Витцига. В ноябре 1939 года, в замке Гилдешайм (Невдалеке от города Младо-Болеслава, ныне территория Республики Чехия) начались интенсивные тренировки, для которых были построены полномасштабные макеты оборонительной системы Эбен-Эмаэля. После первых тренировок, в ходе которых каждый десантник отрабатывал не только свою личную задачу, но и задачу любого члена группы, Кох принял решение использовать Sachengewehr для имитации элементов ближнего боя. Заводу в Гросстимиге была поставлена задача в течении 2х недель изготовить 200 маркеров, максимально приближенных по весу и внешнему виду к пистолету-пулемету МР38 (Основной пистолет-пулемет Вермахта, изготовлялся на заводах Эрма. Часто его по ошибке называют Рейнметалл, или Шмайссером) — штатному оружию десантников. Завод выполнил заказ, тем более, что от реального автомата Sachengewehr по виду почти не отличался, только место складного приклада занимал углекислотный баллон.

Для глаз были использованы обычные десантные очки с заменой стекла на пластик, но полной защиты они не давали — похоже, что скорость вылета шаров была очень высокой. В одном из рапортов Витцига указывается, что все десантники в ходе тренировок получают серьезные ушибы и гематомы, а Кох требовал от SPHW снизить скорость вылета шаров «для безопасности тренировок»( Часть документов «команды Коха» вместе с захваченными документами Рейхсвера хранятся в Красногорске под Москвой – фонд 2250, опись 17, дело 122.). В Sachengewehr были заменены пружины толкателя, но скорость все равно оставалась высокой – вероятно, не ниже120 метровв секунду. На фотографиях сняты солдаты и унтер-офицеры из группы Витцига в различные моменты тренировок, на некоторых кадрах хорошо видны Sachengewehr с газовыми баллонами и очки под касками.

Учения на макетах с применением маркеров продолжались несколько месяцев и в результате десантники блестяще знали и умели выполнять свои задачи. 10 мая форта не достигли два планера из 11ти, в том числе командирский с лейтенантом Витцигом. Однако превосходная подготовка сделала свое: уже за первые минуты боя форт был практически выведен из строя, а гарнизон блокирован во внутренних помещениях. Даже несмотря на то, что пехота и саперы сумели пробиться к десанту позже запланированного срока, группа «Гранит» удержала верхнюю площадку форта, потеряв всего шестерых убитыми и двадцать ранеными и приняла капитуляцию гарнизона в полдень 11 мая. Гитлер лично наградил часть десантников Железными и Рыцарскими крестами, а Кох к тому же был произведен в майоры.

Возникает естественный вопрос, почему оказавшееся таким полезным новшество далее почти не применялось и осталось неизвестным после поражения Германии? Во-первых, вся подготовка «Sturmabteilung Koch» проходила в строжайшем секрете — бойцам запрещалось даже разглашать свои имена, были отменены отпуска, увольнительные, переписка и вообще все контакты с внешним миром. Два парашютиста были приговорены к смерти за нарушение режима секретности. Во-вторых, только в период «странной войны» ( Так называют позиционное затишье на Западном фронте с октября 1939 по май 1940 года) у командования Вермахта хватало времени для столь тщательной подготовки, в дальнейшем, особенно после нападения на Советский Союз, темп войны резко возрос и даже крупные операции готовились за 3-4 месяца. В-третьих, впоследствии не хватало не только времени, но и средств — почти все поглощал фронт. Тем не менее, есть косвенные свидетельства (в частности, материалы заводского архива SPHW) о применении Sachengewehr для подготовки спецгрупп, в том числе и отряда Отто Скорцени, освободившего Муссолини в 1943 году. В-четвертых, после 1942 года Германия вела в основном оборонительные действия, в которых штурмовые и десантные группы почти не использовались. В-пятых, большинство немецких военных архивов, в которых находились документы, связанные с Sachengewehr, были захвачены Красной Армией и вывезены в подмосковный Красногорск. Доступ к ним был почти полностью закрыт, и только недавно появилась возможность работать с частью хранящихся там материалов. Сам же завод в Гросстимиге попал в советскую зону оккупации (впоследствии территория ГДР) и был почти полностью демонтирован и отправлен на восток в качестве репараций.

Все оборудование из Гилдешайма было вывезено в ноябре 1944 года, при приближении Восточного фронта, но в одном из подвалов замка сохранился Sachengewehr (видимо, поврежденный), который там в 1946 году обнаружил 10-тилетний Гонза Хладны (Ныне Гонза (Ян) Хладны — советник Торгово-Промышленной Палаты Чехии. В 1989 году с ним познакомился сотрудник советского торгового представительства Сергей Корзинкин, от которого автор и узнал о существовании маркера). Он перенес его к себе домой, в близлежащую деревню Житна Гора, и использовал в играх. Через некоторое время маркер был изъят местным полицейским, осмотрен в полицейском управлении Младо-Болеслава, где было установлено (Открытая часть Архива Народной Полиции, хранится в здании Национальной Библиотеки в Праге.), что он не является огнестрельным оружием, и… возвращен Гонзе. Примерно в 1953 году в числе нескольких других вещей Хладны выменял его на велосипед и с тех пор местонахождение этого Sachengewehr неизвестно.

В том же году Клаус Штольц, один из инженеров группы Циммермана и разработчик «полуавтоматической системы», эмигрировал в США…

Старший научный сотрудник Института Европейской Истории АН России, кандидат исторических наук С.А. Харламов.

Журнал «ПЕЙНТБОЛ» 1998,  №3


Комментариев нет

No comments yet.

RSS feed for comments on this post.

Sorry, the comment form is closed at this time.